IDEC 2017

Второго апреля 2017 года на Всемирной конференции демократических щкол (IDEC) состоялся семинар Ольги Леонтьевой, на котором она познакомила коллег с методологией «Школа-парк».  Посмотреть его можно на официальном канале IDEC www.youtube.com/watch?v=go9S9s1xZNA&index=3&list=PLpzhDdLlixF-jUeYqZt7qI_PLCDHFM1hm

Учить или помочь поверить в себя?

image001

В конце августа и в сентябре прошли два больших семинара (6 и 12 часов), посвященные методологии «Школа-парк». Главная цель такой работы – снятие страхов перед свободным образовательным пространством. Да-да, именно страхов, потому что взрослые боятся доверять детям. Мол, а вдруг они научатся не тому, или совсем ничему не будут учиться? Мол, как же нужно работать, сколько всего знать и уметь, чтобы с легкостью принимать на занятия (парк-студии) учеников разного уровня?! Дайте методики! Научите! Проинструктируйте!

Но… если мы говорим о доверии детям, можно ли не доверять взрослым? Мы вместе работали над своими опасениями. В результате большинство слушателей стали более уверенными в своих силах и поверили, что в такой школе приятнее, интереснее и легче работать, чем в классно-урочной системе.

Михаил Кушнир — взгляд критическо-педагогический

 

Давно хотелось поближе посмотреть, что такое парк-школа, ибо описания выглядели очень любопытно и слишком иначе. К сожалению, второй день семинара посетить не удастся… Сегодня сначала был трек от ролевого традиционного урока через урок с элементами парк-технологии к парк-студии. Каждый выбрал себе конфликтные ролевые предпочтения, чтобы осложнить хлеб педагогу. Я выбрал роль павлина и сумел несколько озадачить коллег, играющих роль ведущих парк-студий. Способ прожить в разном виде фрагменты уроков показался удачным: хотя все понятно, живые ощущения добавляют рельеф к восприятию…
…Но даже вредные поведенческие установки, которые каждый из нас выбрал, не удержались до конца игр. Обстановка работы с собственным запросом не располагает к деструктивным проявлениям.
Подтвердил себе, что технология непростая в реализации, ответственная, требует соблюдения ценностных установок на поддержание и развитие интереса ребёнка. Что требует высокой отдачи и, главное, ломки стереотипов типичной школы…

 

Алина Шарова – взгляд пытливо-педагогический

…В классно-урочном подходе: Ольга стоит перед доской, с горящими глазами задаёт вопросы, побуждает к размышлениям, местами интересно, но концентрация внимания слабая. Мы все сидим за партами, глаз друг друга не видим, кто думает о своём, кто активно отвечает, кто смотрит в ухо соседа, кто пуляет шарики ручкой.

«Урок» биологии по той же теме по методологии «школа-парк»: все сидят лицом друг к другу, Ольга задаёт вопросы, побуждает к рассуждениям внутри группы, не даёт готовых ответов, уточняет, что в рамках этой темы интересно каждому «ученику», по ходу выявления запросов предлагает объединиться в двойки-тройки и сделать свои исследования.

В кругу шумно, очень живо, все активно участвуют и взаимодействуют друг с другом. Ощущения от этих двух сессий принципиально разные. И в первой и во второй сессии у каждого из нас была какая-то роль: хулигана, отличницы, влюблённого, быстро схватывающего и скучающего и т.д. Если в первом случае действовать из этих ролей было очень просто, то во втором – про эти роли забыли все.

Ольга говорит, что сама структура — свободная, по личному выбору каждого (одновременно идут 2-3 студии, двери открыты на вход и выход в любой момент) — исключает проявление агрессии, скуки. Ребёнок может просто выйти из студии, ему не нужно бунтовать плохим поведением.

Во второй день мы разбились на две группы и разрабатывали решения для семейной школы-парк на 15 семей и для школы-парк дополнительного образования на 200 человек.  В первый день я ушла с ощущением, что ничего не получится. Потому что действительно сложно не быть аниматором, не быть всовывателем знаний, а просто  интересоваться, чувствовать детей и помогать им проявляться. Потом я решила, что не надо усложнять, ведь это тот же анскулинг, только в групповой деятельности! А уже к вечеру второго дня у меня было такое воодушевление, что привяжите меня к стулу,  не улететь бы!

Все идеи свободного образования мне очень близки, я в них абсолютно верю, ни одно слово в теоретической части не вызвало сопротивления. Но когда мы попробовали сами вести студии, оказалось ужасно сложно: слышать запрос и учитывать его, не выгружать знания, не рулить процессом, быть на равных в исследовательской, а не в менторской позиции.

Когда эксперимент школы-парк проводился в школе Тубельского, там в течение многих лет дети ходили из студии в студию, не было никаких переводных экзаменов и аттестаций. Вот как смогли организовать среду.

Что же такое школа-парк?

Это место, где детям каждый день предлагают делать выбор:
— на какую студию пойти: письмо или математика, а может кулинарная студия;
— чем именно заниматься в рамках выбранной студии, ребенок учится не только осознавать свой интерес, но и заявлять о нем, и реализовывать в конкретных действиях;
— к кому присоединиться для исследовательской работы или кого позвать с собой;
— соблюдать договор или нарушить его, подведя тем самым товарищей;
— остаться, потому что у учителя на студии он один и хочется учителя поддержать, или уйти, потому что неинтересно.
Согласитесь, это очень важный навык в наше время — уметь выбирать.

Основным принципом школы-парк является ее открытость: все двери во все студии открыты, можно войти и выйти в любой момент. Но это огромный вызов учителю, ведь если дети к тебе не приходят или уходят посреди студии, значит надо что-то менять. Здесь уже невозможно опереться на программу и менторскую позицию. Здесь необходима гибкость, личная увлеченность, честность, самоанализ и искренний интерес к детям и к жизни.

Ключевой момент — ребенок учится слушать себя, искать личные смыслы, следовать за своим интересом. То, чего я сам захотел, я легко возьму. То, что мне дают принудительно, вызывает только отторжение и желание сопротивляться.

В школе-парк ребенок имеет право вообще никуда не пойти. Мы в своем пространстве договорились сначала оборудовать парту простыней как место уединения, а потом поставить вигвам.

Ведь если у человека накануне что-то случилось, что занимает все его мысли, переживания, он же совсем закрыт для входа какой-либо информации и коммуникации с другими. Все, что ему нужно — это место, где он сможет справиться со своими эмоциями. А может он сильно устал, было много перемещений, много информации, много общения. Он тоже не способен ничего впустить. Ему просто нужна передышка. Он отдохнет и с новыми силами примется за то, что ему интересно.

Вот в этом месте многие могут сказать, что за бред, мы все делаем множество того, чего не хотим, а надо. Я, как человек, который борется много лет с этой жизненной установкой — надо делать то, что надо, и могу назвать еще 20 знакомых, которые тоже работают над тем, чтобы большую часть времени делать то, что приносит удовольствие и наполняет жизнь смыслом, для себя решила: делать то, что надо, гораздо легче тому, кто самореализован и доволен жизнью, а не тому, кто «тянет лямку»!

В своей жизни я несколько раз осваивала новую деятельность с нуля и легко могу опереться на этот опыт — я делала это из собственного интереса, с большим куражом, достаточно спокойно преодолевая трудности и те самые «не нравится, но надо».

У одной моей подруги муж работал в полиграфии. Несколько лет назад он пришел домой и сказал, что ему необходимо освоить новую профессию, поскольку издательский бизнес очень скоро перекочует в интернет. Было сложно, он получал дистанционное образование на английском языке, в то время никаких переведенных источников и учебных курсов на русском не было. И что же? Сейчас он настолько востребован, что его разрывают на части.

Это еще один навык, которым должны будут владеть наши дети — уметь быстро переучиваться и осваивать новую профессию.

Здесь каждый услышан, каждый имеет возможность проявиться, здесь сама структура располагает к развитию навыков коммуникаций. Точнее, находясь в кругу и на равных участвуя в обсуждениях, взаимодействуя в исследовательской работе не только с тем, с кем дружишь или сидишь за партой, а со всеми участниками учебного процесса, невозможно не выработать в себе эмпатию, принятие отличия другого, способность радоваться за другого, умение довериться и умение повести за собой, умение договориться и умение уважительно сообщить, что договор нарушен.

На развитие навыков коммуникации работает и разновозрастная группа, и принцип «обучая — обучаюсь».

Что еще хочется отметить: мне всегда нравилась идея того, что взрослый живет интересной насыщенной жизнью и предлагает ребенку присоединиться к ней. В этом пространстве действует тот же самый принцип.

 

Елена Лебедевавзгляд уверенно-оптимистический

Вместо лекции, нам была предоставлена возможность в реальности побыть участниками парк-школы, учениками и учителями. Для меня, уже много прочитавшей о такой форме организации обучения, этот способ оказался очень эффективным. Возможность побыть учеником в школе-парк помогла мне присвоить себе всю прочитанную теорию, сделать ее своим собственным знанием. Теперь, когда я перечитываю статьи о школе-парк, я совсем по-другому воспринимаю многие идеи. Я поняла, что то же самое происходит и с реальными учениками школы-парк, когда они изучают какой-то предмет: они не проходят (мимо) школьную программу, а становятся на всю жизнь владельцами тех знаний, в получении которых они были заинтересованы.
Главным внутренним открытием на семинаре для меня стало понимание, что харизматичные, зажигающие учителя-аниматоры не являются жизненной необходимостью для школы-парка. Главное другое — умение находить и распознавать внутренний запрос детей.
Огромная благодарность Ольге за мощную поддержку, понимание и помощь, а также вселение в нас уверенности, что все получится!
Я очень надеюсь, что вскоре мы объявим об организации школы-парк в нашем городе.

Супруги Цукерберг воспроизвели тип «школы-парка», созданный в России в 90-е годы выдающимся российским педагогом Милославом Александровичем Балабаном (1927-2005).

350x515

Неужели в России не получили лицензии на методологию «школы-парка»?  на этот вопрос может ответить Ольга Милославовна Леонтьева, кандидат педагогических наук, лауреат премии Президента РФ в области образования, координатор парк-школ России, дочь М.А.Балабана

— Научные открытия обычно не лицензируются: они публикуются в виде книг и статей, — объясняет Ольга Милославовна. — Книга моего отца  Милослава Балабана была впервые опубликована в «Первом сентября» в 1992 году. В чистом виде эта методология не воспроизводится нигде на рубежом, а попытки создать нечто подобное повторяются».

…За рубежом российское движение «школ-парков» воспринимают в контексте двух других инновационных направлений: Продуктивного образования (для старшеклассников, которые одновременно учатся и работают) и Демократических школ (не самое удачное название проекта, который начался с созданием Саммерхилла – школы, в которой есть уроки, но дети имеют право на них не ходить).

www.miloserdie.ru/article/tri-puti-chastnoj-shkoly-v-rossii-podrazhanie-otdushina-roskosh/

Мастерская «Выращиваем свою школу-парк». Очень личные ощущения.

Кто пришел к корифеям анскулинга и инноваций в образовании не имея должного образования, тот я.  Данное вступление необходимо, ибо вы должны понимать, что мой взгляд на мастерскую  – взгляд дилетанта.

Вела семинар Ольга Леонтьева – необыкновенно легкая и харизматичная женщина, дочь Милослава Александровича Балабана, с февраля этого года активно взявшаяся за восстановление дела жизни своего отца.

Что лично я поняла про школу-парк: это такое пространство, где дети имеют право переходить из класса в класс по собственному усмотрению, могут вообще ничем не заниматься, а сидеть и просто тупить… да-да!  В парк-школе одновременно открыты множество «студий» по разным предметам, в которых вас насильно никто удерживать не станет. Ольга говорит, что дети долго сидеть-тупить не могут, им ни организм, ни мозг этого не позволят.  Поэтому хотя бы из праздного любопытства ребенок пойдет и посмотрит, что же они там, в этих своих студиях,  делают. И обязательно где-нибудь останется и станет активным участником процесса. А потом потихоньку начнет ходить и на другие предметы.

Еще одной основой функционирования школы-парка является принцип «обучая – обучаюсь». Т.е. когда один ребенок что-то объясняет другому,  он сам у себя в голове укладывает материал в совершенно новой качественной форме. Учитель в классе нужен для того, чтобы рассказать о том, о чем никто из присутствующих детей пока не знает, но запрос на это знание у них уже есть. Если же кто-то из них в состоянии данную тему хоть как-то донести до коллектива, то он это и делает, а учитель его лишь страхует и дополняет при необходимости.

На мой взгляд, огромная проблема данного подхода – в дефиците кадров. Я не педагог, и наверно поэтому, но я в ужасе – а как вообще можно простроить процесс обучения вот в этом свободном парении?  Много ли учителей согласятся ТАК вести предметы?

В нашем конкурирующем мире навык ощущения плеча друга – дефицит, он почти утерян. А вот для успешного функционирования школы-парка он обязателен. Ольга привела прекрасный пример. Так как в школе одновременно работают несколько студий, и все ученики свободны в выборе,  иногда случается, что  у одного учителя учеников – два, а у другого – двадцать. «Мы, — говорит Ольга, — сначала хотели начислять з/п по количеству посетителей студии. А потом подумали: коллега и так переживает,  у него не получается, раз к нему дети не идут, а тут еще мы его рублем накажем – так у него вообще руки опустятся. Нам нужно учиться работать в команде, и отучаться от привычки тянуть одеяло на себя. Поэтому от этой идеи отказались и  стали таким «невезунчикам» помогать всем миром – каждый делился опытом и поддерживал». Или другой пример. Про Ивана-хулигана, мальчика, которого выгнали из всех «нормальных» школ за девиантное поведение. Он и здесь, как мог, старался всем мешать жить. А когда на 50 детей под Новый год выдали всего 3 подарка (90-е годы, дефицит – норма жизни)  – дети сами решали, кому их следует отдать. И вот сами дети(!) решили отдать один из подарков Ивану, с мотивацией: ему ведь таааак плохо, раз он так себя ведёт, пусть он хоть чему-нибудь в этой жизни порадуется. И подарок действительно отдали Ивану. У меня лично ком в горле (я очень хорошо помню свою дочь, шестилетку-первоклашку, самую-самую кроху в деревенской школе,  когда она, мелочь, выступила в защиту третьеклассницы Тани, которую чмырила ВСЯ школа (а там, на минуточку,  было 50 человек простого деревенского люду). Самый фикус-то в том, что первоклашку послушали(!), и пока мы еще продолжали ходить туда, к Тане немножко поменялось отношение.  Мой ребенок тогда еще не умел бояться, но уже умел чувствовать чужое горе…) Вот почему я верю Ольге. Я верю в то, что  дети гораздо добрее, чем мы привыкли о них думать. Главное – дать им эту возможность — быть добрыми.

Вы меня понимаете? В нашем мире конкурентной борьбы и штампов такая школа не может быть массовой.  Она – всегда будет «штучный товар». Она опасна, ибо противоречит государственной доктрине «человек человеку — волк».

Будут ли выпускники таких школ справляться с итоговыми тестами (ЕГЭ)? По моим внутренним ощущениям – вполне. Вы помните, я не профи, а дилетант, и поэтому очень смело интуитивно могу делать такие бодрые  выводы)))  Спецы потом разложат систему по костям и одни нам объяснят,  почему выпускники школы-парка конечно же НЕ справятся с пресловутыми ЕГЭ, а другие не менее убедительно докажут – что эти ваши ЕГЭ для таких прекрасных, обученных данным методом,  детей – вообще фи, элементарщина.

Почему я заговорила в контексте школы-парка про ЕГЭ? Потому что считаю, что в любом государстве должен быть единый измерительный инструмент, который позволяет оценивать уровень интеллекта населяющих страну граждан. Про методы проведения ЕГЭ и его состав – я высказываться не буду, ибо этим должны заниматься профессионалы. А вот оценить уровень знаний выпускников альтернативных школ при помощи единых для всей страны параметров – мне лично ужасно интересно.

Почему я считаю, что ребята справятся? Потому что я сама побыла ребенком. Спасибо Ольге, она дала нам такую возможность.  Это, товарищи,  скажу я вам, таааакой кайф – подмигнуть подружке: «Что-то мне скучно стало, пойдем дальше?» — и встать, и уйти. Найти то место, где тебе интересно, пуститься в обсуждалки, выяснить в процессе, что ты нихрена не знаешь в химии и надо бы пойти и у химички выяснить насколько возможна придуманная вами штука. Заодно подумать, кто бы тебе бы про бизнес-план бы рассказал? Услышать от других, как им показывали на математике сказку с меняющим форму тетрадным листком, пожалеть, что рано оттуда смылись, решить, что непременно уговоришь училку научить тебя этой сказке, чтобы восхищать мамы-папиных гостей своим интеллектом. Потом ты вдруг узнаешь, что на химии рассказывали про синеющие продукты, но тебя там не было, и что на хореографии желающих учили танцевать фокстрот, а тебя и там не было. И такая куча планов сразу в голове, куда нужно завтра обязательно успеть.

А потом, бац! Ты вдруг просыпаешься из детства и  понимаешь, что ты вовсе тетенька под сорок. И нет здесь ни учителей, ни учеников. Все вокруг – взрослые дяди-тети. Вы просто поиграли. Недолго. Но ты включилась. И эта эйфория – эйфория неограниченных своих возможностей уедет с тобой домой, будет спать с тобой ночью, и даже проснется вместе с тобой.

Хочу ли я, чтобы мои дети учились в такой школе? Да. Я хочу. Я очень хочу.

Мой старший ребенок, читал с листа в 4 года, чем вызывал гнев мамочек в детском саду: «Наташа, ты лишила ребенка детства!»  Но дочь сама просила научить её читать… и я не считаю себя мамой,  отобравшей кайф детства у ребенка…  А в 14 лет, она же, уже не хочет идти в школу. По географии, биологии, химии, истории, общаге (блин, какие же все интересные предметы !!!!!) у нас кое-как натянутые из двоек тройки… Ну правда по остальным —  картина немножко лучше. А эта лень, а эта бесконечная тоска в глазах…

Мой младший обнимательный (и это не описка) ребенок, с небольшой, но всё-же , дислексией-дисграфией и мааааалюсеньким дефицитом внимания, усваивает что-то лишь тогда, когда её или обнимают, или хохочут с ней.  И всё. И больше никак. Но пока мы еще тянем нашу школьную программу почти на все четверки. Но уже видны и шрамы, и травмы. «Я тупая, поэтому решить этот пример точно не смогу!!!» И в слёзы. А сама задачи в три действия решает в уме. Ответ правильный, но перенести на бумагу ход мысли – она не в состоянии… Пишет сценарии и сказки для друзей. С жудкими офрамрамическими ошыбками. Будет ли она успешна в обычной школе? Ответ очевиден: конечно будет!    …. если будут репетиторы или мама изо дня в день будет учиться вместе с ней …

Хочу ли я, чтобы мои дети учились в альтернативной школе? Да. Я хочу. Я очень хочу. И мне уже плевать на все ваши пресловутые ЕГЭ. Я просто хочу, чтобы мои дети получали знания с радостью. С радостью делились ими со мной, с миром, с друзьями. Чтобы ребенкина гитара не пылилась в углу, а каждый день звучала. Чтобы в глазах не тоска и депрессия, а жадность жить. Вот так хочу. Так у нас и будет. Вот))))

Ольга, спасибо Вам за мастерскую.

Пятого июня мы провели мастерскую «Выращиваем свою школу-парк».

DSC_3826-1 DSC_3944 DSC_3951-1
После нее продолжаю думать о людях, с которыми встретилась, познакомилась. Каждый — самобытный, интересный, потрясающий человек. Такие встречи — счастье! 
Из Раменского приехала целая команда: люди, прослушавшие первый семинар, осознанно делают шаги к такой школе; у них много вопросов, они хотят открыть такую школу; были «подмастерьями» — рассказывали другим, как понимают основную идею концепции (получилось!), описали свой проект, им накидали идеи… Ох, очень хочется, чтобы у них получилось.
Впрочем, активными были все. Среди участников — опытные педагоги и преподаватели, работающие или создающие похожие школы. Опыт у всех огромный, интересный для других. Все перезнакомились, что-то новое начали планировать… 
Четверо провели свои парк-студии — совсем небольшие, на пол часа. Это была очень трудная задача, учитывая, что я заходила, смотрела… Студия — почти интимный процесс, зрители там всегда лишние. 
В работу парк-студии химии я даже рискнула вмешаться, что-то подсказывала на ходу. Почему? Потому что ведущая студию сразу показалась очень опытным педагогом, и я была уверена, что она меня услышит (что и произошло 🙂 ). Она понимала с полуслова, и… раз! Случилось! 
Студия «Хореографии» не состоялось, ее автор быстро сообразила, что лучше на этот раз заниматься танцами, так и назвали студию. Каждый пришедший был услышан, все сделали что-то свое, остались довольны. 
DSC_3909 DSC_3917-1
Остальные участники моделировали детей, которым предлагается выбор из мест занятий. «Дети» были разные: уверенные в себе и с низкой самооценкой, любопытные и пассивные. Большинство не удержались в одном месте, зашли не на долго в разные студии. Кто-то «выпал», потому что не нашел к себе места, я показала, что в такой ситуации нужно делать (как минимум — понять, что случилось, показать, что понимаешь, дать поддержку…).
Студия математики привлекла почти всех, отпугнула немногих, выдержала конкуренцию. Каждый, кто захотел, попробовал работать на своем уровне, в собственном темпе. 
Студия «Как стать миллионером» удержала тех, кто был готов увлечься идеей и выдержать «напор» ведущего, который не играл в «понимающего учителя», был самим собой и радовался происходящему вместе с «детьми». Там была смоделирована игра по правилам ведущего, в которую нужно было включиться гостям. 
DSC_3980 DSC_3981-1 DSC_3983
Каждую студию обсудили. Не на предмет «хорошо-плохо», а по «рамкам», которые сформулировали изначально: 
студия должна быть открытой на вход и выход, 
разнообразие детей должно использоваться (не мешает оно в студии, наоборот помогает!), 
нормы студии вырабатываются всеми ее участниками совместно, 
в студии все учат и все учатся, 
поэтому содержание работы студии зависит от всех ее участников (не только от учителя), 
создается способ для личной фиксации результатов, 
дети имеют возможность работать в реальном и виртуальном пространствах. 
А потом мне предложили массу идей для новых семинаров и мастерских. Я даже испугалась такого потока. НО! ПОЗЖЕ! ОСТАВШИСЬ НАЕДИНЕ! Поняла, что это было самым ценным для меня. Конечно, дорогие коллеги, вы правы. Мы сделаем такие мастерские, если вы поможете организовать помещение. И будем проводить студии для детей, для взрослых. Вариантов множество, благодаря вам я их увидела. Чуть позже опишу. Если у вас есть реальные помещения, пишите, начнем работать более конкретно. 
А закончилось все не только общим фото, но и «обнимашками». Кому-то это покажется странным, но для меня это было очень важно: одна из участниц подошла и сказала, что без «обнимашек» не может. В тот момент это было нужно и мне. 🙂 Потому что означало, что мы смогли открыть друг для друга, значит, будем понятны друг другу и сможем помогать и принимать помощь.
В общем, передаю всем участникам мои обнимашки. 
И ставлю отличные фото Ольги Гориной, на память об это дне!

5 июня: мастерская Ольги Леонтьевой «Выращиваем свою школу-парк»

2-1

5 июня
вместе с Ольгой Леонтьевой
вы заложите основу своей парк-школы!

Интересы детей разнообразны, неповторимы. Разве можно угодить каждому? Нужно ли это делать?
Ответ вы найдете в Школе-парке!

Приглашаем всех заинтересованных принять участие в уникальной Мастерской «Выращиваем свою школу-парк»!

 

Ученье — свет. Пора менять источник освещения!

Моя мама, школьная учительница, каждый год в марте начинала переживать: нужно проводить перепись будущих первоклассников, страшно. Ее участком была одна из Орехово-Зуевских казарм, построенная еще в 19 веке. Казалось бы, ничего сложного: зайти в каждую комнату и спросить, проживают ли там дети 5-6 лет. Хорошо, если никого не было или ее встречала добродушная компания: «Заходи, присоединяйся, учительница!» — можно было все выяснить, отшутиться, спокойно уйти. Бывали и совсем другие истории, очень опасные, но речь сейчас не об этом.

Читать далее…